Сибирский Путь - На Главную
   
 
 
   
 

Смена начального курса «Русская традиционная культура путешествий»


базовый стан «Трека», 13-25 июля 2010 года.
Начало.
13 июля, около полудня.
Я услышала голоса и вышла из чума. Геннадий Семенович встречал группу, которая постепенно вытягивалась из леса на поляну. Ребята складывали рюкзаки возле флагштока и стояли, оглядываясь и ожидая, что же будет дальше. Я здоровалась, улыбалась, но внутри было состояние легкого шока. Вот только что, еще каких-то полчаса назад вокруг меня были свои. Те, кто остался после Купалы. Знакомые или малознакомые, но – свои. Знающие, понимающие, с кем мы говорим на одном языке. А тут – целая группа новичков, которых еще только предстоит сделать и ощутить своими. В прошлом году, когда я ездила инструктором на купальскую смену, прибывшая группа оказалась почти сплошь знакомой: Феликс, Маша, Рома, Влад, еще одна Маша, Оксана… А тут… Были, конечно, Леша и Женя, но все равно. Группа незнакомая, сплошь мужская (одна девушка), чужая… Стало чуть-чуть страшно и как-то пусто.
Мы встали в круг, начали знакомиться. Я почти сразу запомнила всех по именам. Обнаружила еще одного знакомого – Дениса. Девушка Оля оказалась сестрой Алексея, моего «соратника» по секции Рукопашного Боя.
Потом прибывшие расселялись по палаткам. И, наконец, все собрались в большом чуме на обед и вводную беседу. Я сидела, смотрела на круг и вспоминала свою первую беседу два года назад...   Смена началась.
И оказалась просто замечательной!!!
Девятнадцать человек на поляне, включая инструкторов, из них четыре девушки – включая инструкторов. Но как весело и дружно мы играли в народные игры! Абсолютным хитом стал «Хрен»! Еще был «Клубочек», «Ремень», «Челнок», жмурки в кругу, «Селезень»… И даже «Бояре и княгини». Все участвовали, все старались подпевать. А на «Боярах» парней вообще было не остановить! Игра закончилась совсем не традиционно – «заплатить за конфуз» они так и не потребовали, а невесту похитили обманным маневром. На что она, впрочем, не обиделась . Эх, и где же все эти парни были на Купале?!
Еще мы пели русские народные песни (Яра проводила занятия) и плели пояса.
Конфликтологию Геннадий Семенович давал отдельно двум группам: старшей и младшей. Старшая команда подобралась несколько философская, поэтому занятие получилось своеобразным и интересным. Правда, иногда очень хотелось сказать: «Проще, ребята, будьте проще!» .
Еще я очень рада, что удалось провести занятия по лажению. Хотелось бы, чтобы оно прижилось в «Сибирском Пути».
Сплав.
Вначале – подготовка корабля-катамарана.
Как мы старались, чтобы все было ровно! Веревками вымеряли, парни какие-то углы высчитывали, чуть ли не уравнения решали… в результате некоторые жерди все равно привязали косо . Несколько раз мы что-то перевязывали. То потому, что сами замечали ошибки, то потому, что их замечал адмирал. Но, в конце концов, дружными стараниями катамаран был готов. И имя ему дали – «Русич».
Утром восьмого дня смены наш «Русич», второй катамаран «Рысь» и две байдарки благополучно отчалили от пристаней-мостков. Провальсировав на первой мели, катамараны добрались до Сибирского камня, где вся флотилия собралась и легла на курс.
Первый день был… не плохим, нет. Совершенно естественным, притирочным. Команда еще не чувствовала ни себя, ни катамаран, ни друг друга. На борту царила, если так можно выразиться, тихая суета. Какие-то бесконечные команды, которые не всегда выполнялись вовремя и правильно; гребцы (в том числе и я) периодически путались, на каком же борту они сидят – на левом или на правом, и что же им надо делать – грести или табанить… Оно утомляло больше, чем «вальсы». Мне было немного тоскливо. Я вспоминала свой первый сплав и спокойного, как скалы-бойцы, капитана. Вспоминала байдарку, где всего два человека, покой, тишина и взаимопонимание, и где есть время посмотреть по сторонам, полюбоваться. Я скучала по этому спокойствию, по слаженной и четкой работе.
Но… это ведь был только первый день .
На второй, как и ожидалось, дело пошло лучше. Утихли нескончаемые: «Правый, ход! Левый, табань!» – три пары загребных включились в «режим мотора», а капитан и старпом (которым я и была) рулили. На катамаране стало привычно спокойнее.
Главную «страшилку» сплава – мост перед Староуткинском – мы прошли с легкостью.     Я-то ожидала острых ощущений, а тут – будто кто путь расчистил. Хорошо. Но все же не так интересно .
А за мостом нам повстречались коровы. Они мирно переходили реку вброд и не имели ни малейшего представления о том, что остановить катамаран на течении сложно, а потому не худо бы уступить дорогу. Мы честно пытались притормозить, но все равно боднули теленка. Он отскочил и, как потом рассказывал экипаж «Рыси», стоял и со страхом косился на них. Наверное, тот теленок надолго запомнит страшного, многорукого, орущего и бодающегося зверя !
После обеда что-то произошло на «Русиче», что-то изменилось, и вся вторая половина дня прошла в очень дружной и веселой работе под отсчет: «Раз! Раз!» – загребного Артема и под песенку из «Пиратов Карибского моря» в исполнении Гоши. Со второго катамарана доносилось не менее дружное: «Рысь! Рысь! Рысь! Вперед!». Правда, несмотря на эти воодушевляющие крики «Русич» все равно шел впереди ! Но на следующий день «Рысь» взяла реванш.
В азартном дружеском состязании закончился переход, и когда Геннадий Семенович велел причаливать возле камня Боярина, все были даже немного разочарованы. Хотелось идти и идти вперед, грести и грести, тек же слаженно и четко, и сил было еще много, и время пролетело как-то вовсе незаметно.
Это был самый классный отрезок сплава! Стало очевидно, что катамараны у нас замечательные! И экипажи чудесные! И вообще все здорово!
А еще со второго дня я запомнила желтые, как солнышко, кувшинки, ради которых наш капитан завел «Русич» в самые заросли (потом сам же выталкивал обратно).
Утро возле Боярин-камня было очень красивое. По воде плыла дымка, солнце освещало камень и искрилось капельками росы в высокой траве. И если бы не лежащие на берегу катамараны и байдарки, казалось бы, что здесь совсем нет людей. Только лес, река и тихое утро…
Азарт прошлого дня вернуть не удалось, но экипаж сработался, и все гребли размеренно и в такт.
Было немного грустно знать, что до Мартьяново мы не дойдем – очень хотелось опять увидеть те места, где в прошлом году все только начиналось (сплав на байдарках).
Деревня, построенная для съемок фильма, перед селом Чусовым все еще стоит. Жаль, моста нет ! Я рассказала экипажу, как в 2008 году мы обломали там мачту.
А деревенька – даром, что ненастоящая – так хорошо стоит по-над берегом… Разноцветные крыши и стены современных дачных поселков, если смотреть на них издали, мне всегда кажутся похожими на кучу мусора у пригорка. Здесь же – темные бревна, низенькие крыши… Будто путешествие в прошлое, где люди еще умели вписываться в природу.
И – ура! – я, наконец, побывала на Мосином камне летом!
А в Чусовом Сергей с Ярой купили всем мороженое. Это было совершенно неожиданно. Я и думать забыла, что в мире существует такая вещь, как мороженое! Сюрприз удался!
И, конечно, нельзя забыть наши песни во время всего сплава! «Раз, два! Горе – не беда!» и «Вот пуля просвистела…» – их лучше всего запомнили с занятий и чаще всего пели. Ну и, само собой, «Капитан, капитан, улыбнитесь…» . И много чего еще.
Место последней стоянки было просто сказочным. Скошенный луг… стога… Так хотелось забраться туда с разбега и упасть в мягкое душистое сено! Требовалось все самообладание, чтобы этого не сделать !
Вечером над лугом взошла огромная полная луна.
А рассвет застал «Русичей» уже по дороге в село. Над полями стелился туман, и небо медленно алело – ради этой картины стоило подняться в половину четвертого. Хотя подняли нас, конечно, ради автобуса .
Пока мы в поселке ждали автобус, к нам подошел мужчина, видать из местных, и спросил закурить (полшестого утра, компания туристов с рюкзаками, почти одни парни – ну наверняка же найдется сигаретка-другая). «Нету, – ответили ребята и добавили: – Мы не курим». По глазам мужика было видно, что задачка с ответом у него не сходится. Мир основательно пошатнулся, и объяснения тому не было. Несколько секунд он смотрел на нас, потом отошел в глубоком недоумении.
Возвращение.
Дома (!) парней ждала работа по заготовке дров для бани. А потом на несколько часов поляна превратилась в «лежбище котиков» – спящие «Русичи» в прямом смысле валялись повсюду .
Днем вернулись Геннадий Семенович и Антон с вещами, вернулись «Рыси», а там и баня подоспела…
Когда мужской состав «Русича» пришел из бани, Геннадий Семенович собрал парней под навесом у стола и разлил по кружкам какой-то напиток. Речь там, как обычно, шла о «настоящей русской пьянке». Я стояла неподалеку, смотрела, слушала… Подходить близко не хотелось – это было бы неправильно. Там собрались мужчины, там вершится некая мужская тайна, и женщине там не место. И так и должно быть. Я почувствовала настолько остро то самое правильное разделение на женское и мужское…
А когда потом Антон созвал экипаж и сказал: «Давайте обнимемся!» – это было… пронзительно! Экипаж был не весь, не хватало двоих, но все равно… Мы стояли, крепко обнявшись, уткнувшись друг в друга лбами, я чувствовала крепкие руки наших парней, чувствовала свою команду… До слез…
А пока девчонки парились в бане, парни приготовили восхитительный ужин! Как сказал кто-то из ребят, мужской такой рассольник получился. Необыкновенно вкусный!
Этот вечер, по общему признанию, был очень душевным, каким-то семейным. Мы сидели в кругу за поздним ужином (из бани дождались всех), о чем-то разговаривали, чему-то смеялись… Я наслаждалась ощущением дома и большой дружной семьи. Рядом были свои, с кем говорим на одном языке…
В довершение всего «Русичи» как-то очень просто и решительно не отпустили меня переселиться в мою палатку. И последние два дня смены я по-сплавному жила с ними в «вагоне». Это было… тепло.
Не в палатке – на душе.
Пока утром мы с Артемом (дежурные по кухне) просыпались-поднимались, я посетовала, что в этот раз на смене нет кукурузной каши. Она всегда была, а нынче нет. Странно. А она такая вкусная.
И вот я иду на кухню. Повар Люда еще не появилась. Где-то должно быть приготовлено то, что требуется сварить на завтрак. Подхожу к столу, глядь – а там лежат три пачки с кукурузной крупой! Чудеса, да и только!
После завтрака мы чудесно поиграли в «Мороз». Вернулся Юра, уезжавший на день в город, и капитан «Рыси» облегченно вздохнул: все, экипаж в сборе, сплав благополучно окончен!
А вечером, как всегда в последний день, собрались в большом чуме на Братину. И было много хороших слов. И был «тот» с чаем. И были песни…
25 июля, около полудня.
Еще одно занятие по лажению, обед и – собираем вещи.
Я долго думала, уезжать с этой сменой или остаться еще на неделю. В конце концов, решила уехать. Очень не хотелось расставаться с этой командой. А так нам предстояла еще дорога и расставание только в городе. Хотя сейчас я думаю, что расставание на поляне, возможно, было бы другим, более душевным, что ли… А может, и таким же. Оно ведь и в городе было душевным .
И вообще, эта смена оставила в моей памяти ощущение чего-то светлого, теплого, доброго, пушистого и ласкового.
Конечно, были и сложности. Какие-то взаимные обиды, «трудное» поведение некоторых участников, какие-то промахи, ошибки, неправильные решения, за которыми тянулись определенные последствия. Но ведь наша экспедиция – жизнь, а не тепличные условия. Так что, все правильно. Пусть будет все, что есть в жизни. Иначе никто ничему не научится.
Раз, два! Горе – не беда!..
                 ***
Нас звонкие ветры встречали,
Журчала вода под веслом.
Все ссоры, обиды, печали
Теченьем речным унесло.

Остались улыбки и песни,
Ночных берегов тишина,
Крик сокола в поднебесье,
Над скошенным лугом – луна;

Скала, освещенная солнцем,
И в дымке туманной рассвет.
И что-то еще, невесомое,
Которого будто и нет.

Оно – вот в этом мгновенье,
В слове – самом простом,
И в теплом прикосновенье,
И в цветке полевом.

Оно расставаться не хочет,
Пушистым котеночком льнет,
Травинкою душу щекочет,
«Прощай» сказать не дает…

Для меня – хотя, наверное, не только для меня – любая смена, состоит из двух частей. Одна часть – общая. Это то дело, которое мы делали вместе; это шутки, над которыми смеялись вместе; приключения, через которые прошли вместе; занятия, игры, общие радости, тревоги, удачи и неудачи – наш круг, наша община. Что-то большое, дружное и светлое. А вторая часть, как мозаика, складывается из мелочей. И эти мелочи – они только мои, они только для меня, да, может, еще для кого-то, ведь зачастую они связаны с разными людьми. Эти мелочи такие крохотные по сравнению с тем большим, общим, но если их нет – то, можно сказать, нет и смены. Не хватает вешек в памяти, как верстовых столбов на дороге, по которым отмечается пройденный путь. Нет и самой памяти, той острой, которая дает возможность сказать – это было! это было здорово!
Нынешняя смена на добрую половину состоит из таких мелочей! Из того самого, «невесомого, которого будто и нет». Все две недели просто уставлены памятными вешками. Спасибо всем, кто помогал их расставлять!
Это было! Это было здорово!

Саша Мурзич

Последнее обновление ( 06.10.2010 г. )
 
« Пред.   След. »