Сибирский Путь - На Главную
   
 
 
   
 

Философия терроризма

Г. С. Чеурин, 

ГИПОТЕЗА О ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ СУЩНОСТИ ТЕРРОРИЗМА И ВОЗМОЖНОСТИ ЕГО ПРЕДОТВРАЩЕНИЯ

   Трагедия в Америке с новой силой вызвала к жизни споры о сущности терроризма. Актуальность вопроса вполне объяснима — до тех пор, пока человечество не поймет логику поведения, а тем более внутренние устремления тех, кто взрывает здания и самолеты, убивая тысячи мирных жителей, любые методы борьбы будут неэффективны.
   При непонимании сути вопроса, ныне практически любые предлагаемые сценарии реагирования почти полностью соответствуют планам террористов. Вступая в военные действия, человечество идет на поводу у террористов, и усугубляет ситуацию, Пока не будет вычислена логика принятия решений террористического центра, никакие мероприятия не приведут к хорошим результатам.
   Во-первых, надо сразу определить, кто такой террорист. Часто террористов называют бандитами. Часто — потерявшими рассудок воинами, мстителями. Но оба определения не правильны. Следует разобраться, кто такой воин? Это человек, который борется за определенное дело. Для него существует понятие воинской чести, и, следуя ему, он старается не трогать мирное население даже на вражеской территории, тем более, детей и женщин. Исходя из этой логики, можем ли мы назвать воином террориста?
   Кто такой бандит? Это тот, кто своими злодеяниями добывает средства на жизнь. И делает это, как правило, тайно. Террористы же обязательно проводят публичную акцию, тем более со своих действий прямую выгоду получают крайне редко. Значит, назвать их бандитами также нельзя.
   Как определить явление терроризма? Существует несколько способов взаимодействия человека с окружающей средой, отношения его к жизни. Первую модель принято называть западной. Цель там — успех, быть всегда и во всем первым, так как мир представляется изначально несущим агрессию, опасность. К второй модели склонны восточные цивилизации. Они находятся наполовину на Земле, наполовину в Космосе, и считают, что мир земной по отношению к человеку вообще нейтрален. Нереальность земного существования позволяет им с легкостью лишать себя жизни, вспомните хотя бы тех же японских самураев. И третья модель, северная, к которой относится в том числе и Россия. Окружающий мир в этом представлении изначально добр к человеку, а смысл жизни — в постоянном духовном росте. Страдание в этой модели считается символом близости к Господу. Именно поэтому самоубийство в северной культуре является тягчайшим грехом — человек не вправе распоряжаться своей жизнью.
   Все три культуры взаимоисключаемы. Нет однозначно плохой и однозначно хорошей, их вообще нельзя оценивать с такой точки зрения. Они хороши, если применяются к человеку с соответствующим психотипом. Кстати, оговорюсь сразу, сопоставление себя с той или иной культурой происходит на подсознательном уровне и публичное определение недопустимо. Эго психологическая тайна адекватна тайне врачебной.
   Существуют так называемые одноосновные цивилизации, где население с единым психотипом составляет большую часть, до 95 процентов, а также многоосновные, где культурно-исторические психотипы представлены в сопоставимых пропорциях. Если проанализировать, оказывается, что именно государства второго типа наиболее подвержены такому явлению, как терроризм. Практически все мировые центры терроризма являются много основными цивилизациями — Палестина, Северная Ирландия, Центральная Америка, некоторые регионы Индии. Сейчас к ним присоединились США. Кстати, и зародился терроризм в многоосновной стране — в России, в 19 веке, приснопамятная «Народная Воля».
   Почему происходит такое? В одноосновных сообществах примат одной культуры очевиден. Вплоть до гарантии этого первенства со стороны государства. В многоосновных же идет постоянный информационный обмен между всеми культурами. Для человека, который прекрасно знает, к какому типу он относится, данный обмен не представляет опасности. Но у людей без внутреннего духовного стержня, которые не относят себя ни к одному из психотипов, возникает соблазн выбрать лучшее из каждого, и создать синтетическую культуру. Ведь и хорошее, и плохое есть в каждой культуре: западник-натуралист всегда готов победить, но не всегда обладает необходимыми для этого возможностями; восточный созерцательный человек, при наличии фундаментального знания, часто подвержен легкому расставанию с жизнью, вплоть до суицида (но по собственной воле и не затрагивая право на жизнь других). А опережающая доброта северного часто заставляет его « лезть ко всем» с совершенно ненужными советами. И если они все изучают друг друга, но не вмешиваются, не навязывают себя иному психотипу, то общество процветает.
   Синтез же этих культур и порождает явление терроризма. На подсознательном уровне у террориста отпечатывается следующая программа действий — публично победить, после чего красиво уйти из жизни. Но поскольку северная культура налагает табу на самоубийство, террористу нужен палач. Им и становится доведенный до состояния аффекта мирный житель, на глазах которого покусились на символы его державы. А тем более, обидели жену и детей!
   Следовательно, одной из причин терроризма является равная доступность каждой культуры, право каждого изучать все, не относя себя ни к чему.
   Конечно, то, что зрело 150 лет, «за один вечер» не решить. Но... уже самопринятие четкой позиции, по крайней мере, снизит вероятность рождения и воспитания потенциальных «будущих террористов».
   Для нашего региона эта тема особо актуальна. Как известно, если рассматривать всю территорию России по критерию многонациональности, то Урал стоит на втором месте. После Кавказа (!!). Однако именно на Урале есть примеры общественных и политических явлений, внушающих оптимизм.
   Выдвигая данную гипотезу, автор готов рассмотреть любую версию, хотя бы как-то объясняющую внутреннее антидуховное состояние террориста, и соответственно простраивать варианты квалифицированного реагирования на ситуацию.
                                                                                    
14.11. – 16.11. 2001 г.

Последнее обновление ( 06.03.2010 г. )
 
« Пред.   След. »