Сибирский Путь - На Главную
   
 
 
   
 

Ненормативная лексика.

Г.С.Чеурин,  Центр ЭВБ, г. Екатеринбург
ПРЕДОТВРАЩЕНИЕ  ЭКСТРЕМАЛЬНЫХ СИТУАЦИЙ, ВОЗНИКАЮЩИХ ВСЛЕДСТВИЕ НЕКВАЛИФИЦИРОВАННОГО ПРИМЕНЕНИЯ САКРАЛЬНОЙ И ПРОФАННОЙ ИНВЕКТИВНОЙ ВОКАТИВЫ

   Автор данной работы рассматривает инвективную вокативу (ИВ), как практически неотъемлемый элемент работы спасателя. Поэтому проблему ее употребления (либо неупотребления) рассматривает не в контексте филологии, либо культурологии, а как вопрос практического применения действенного (но достаточно опасного) инструментария.
   Действительно, ИВ в своем ежедневном (и даже ежеминутном) употреблении постоянно «царапает уши и души!» В то же время, к примеру, при проведении поисково- спасательных работ, - профессионалы подтвердят, нередки происшествия, в которых единственно вовремя сказанное «крепкое слово» спасало ситуацию. А нередко — и жизнь человека! Поэтому вопрос о правомерности применения ИВ необходимо рассматривать именно с точки зрения функциональных свойств ИВ и правомочности ее применения в конкретных событиях.
   К сожалению, практически во всех дискуссиях не выносятся на обсуждение корневое происхождение ИВ, а ее функциональное предназначение ограничивается фактологией, т.е. приведением примеров правильного либо неправильного ее применения. Даже в фундаментальных работах Успенского Б.А и особенно Жельвиса В.И. (где приводится 28 (!!) примеров функционального применения ИВ), истинное предназначение остается, к глубокому сожалению, «за кадром». Впрочем, при чтении «между строк» можно многое обнаружить.
   Информация, предлагаемая Автором, собрана в течение 20 лет на основании анализа реальных событий, литературных источников, содержания ритуалов народных праздников, а также на основании Авторских гипотез. Последние, при всей своей кажущейся недоказанности не только задают обоснованное толкование достаточно большого количества народных обрядов и обычаев, но и объясняют многие «загадочные» явления и события ! В том числе — и с достаточно трагическими итогами. Как впрочем, и со светлыми последствиями.
   Одним из ключевых вопросов в данной теме является соотношение профанного и сакрального. Причем наиболее часто встречающееся толкование использования ИВ предполагает именно низведение сакрального до уровня профанного. Однако конкретный анализ не проводится.
   В блестящей систематизации Жельвиса В.И. приводится дифференциация ИВ на скатологизмы, ИВ относящиеся к чистоте (либо нечистоте), а также ИВ эротического содержания. Однако он же высказывает сомнение в конкретной этнической детерминации.

   На взгляд автора, различаются следующие именно этнические особенности. Скатологизмы характерны для сообществ, имеющих жесткую социальную иерархичность как необходимейший элемент культуры. К примеру, немецкие ИВ при своем применении «определяют» истинный социальный статус инвектируемого по сравнению с инвектантом. К примеру: градация: хозяин стада свиней, пастух, сам грязная свинья, «то что под свиньей», и т.д. Из этой же серии — польское «песья кровь». ИВ, относящиеся к чистоте, характерны для сообществ, где главным и определяющим фактором значимости человека является, в первую очередь, его уровень духовного развития. И называя степень чистоты, инвектант пытается вслух определить именно истинное духовное состояние инвектируемого «поставить его на место» в случае необоснованных притязаний. Данные традиции прослеживаются в странах Востока, в частности — Японии. Таким образом, «Западные» и «Восточные» ИВ является в первую очередь профанными, нередко применяющимися и в России.
   Однако ни в коем случае профанную ИВ нельзя идентифицировать с сакральной, которая в северных этносах (а Россия именно и является ярко выраженным примером северной культуры), тесно связана с функцией деторождения. И изначально предназначалась для мужского (!!), именно сакрального употребления при обрядах, связанных с инициацией, ритуалом обручения молодых и особенно свадьбами. И применялась она исключительно для привлечения «родовой силы» во вполне конкретное время, - на Масленицу, в «березовых хороводах» в июне,  и в строго определенные моменты, — к примеру - на свадьбах. Во все остальное время ее применение было строго табуировано, т.к. вызывание родовой силы не ко времени и не к месту могло подорвать психофизиологическое здоровье.
   Особо еще раз отметим, ИВ эротического содержания — элемент исключительно мужской культуры. На употребление ее женщиной — особое табу.
   Кроме того, поскольку Россия всегда относилась к зоне рискованного земледелия, обряд возделывания земли и особенно бросание семени также неминуемо сопровождались употреблением данных сакральных слов. (Как известно, у пахаря «лошадка других слов не понимает»). Данные элементы прослеживаются и в других культурах, в частности — древнегреческой. Впрочем, тесная связь русской и эллинской ведических культур вряд ли является откровением. О чем всем известно с юношеских времен.
   Кроме того, существовала и третья возможность употребления ИВ — во время чрезвычайного напряжения сил, на исходе запасов собственной энергии, русский мужчина привлекал свою «родовую силу» как последнюю надежду (Подобную гипотезу высказывает также известный литератор Юз Алешковский. К глубокому сожалению, не упоминая о строго определенных моментах и событиях правильного применения).. И она приходила! Если, конечно духовное состояние мужчины было соответствующим. (В Восточных культурах примерно аналогичное действо осуществляется путем медитационных упражнениях).

   Пример: Ваш товарищ после многодневного перехода вдруг ложится прямо на снег и просит не волноваться и идти дальше, мол я вас скоро догоню (!?) Диагноз ясен — т.н. третья стадия замерзания. Но... в нем 120 кг веса, у Вас же, - максимум 70! Что делать?
   Именно в этот момент экспрессивное русское слово, может его поднять. Но… при одном условии — если он впервые (!!) его от Вас слышит! Если же ИВ звучала ранее всуе, то в критический момент «родовая сила» просто не придет!
   Примечание: вызов «родовой силы» «для себя» - малоэффективен. В русской общине более оптимально — привлечение ее «для други своя». Однако постоянное ее, «не к месту» употребление приводит, к массовому снижению психофизиологического здоровья!
   Вывод: Русская эротическая инвективная вокатива является одним из ключевых элементов русской же мужской культуры. Предназначена она для сакрального вызывания «родовой силы» в строго определенных обрядах, связанных с инициацией, а также в крайних, требующих большого физического и психологического напряжения экстремальных ситуациях. Это фактически — мощнейшее оружие и по поводу правомочности его применения следует просто вспомнить, что обычно было выгравировано на подарочных клинках: «Без нужды не вынимай, - без славы — не вкладывай!»

14.11. – 16.11. 2001 г.

 

Последнее обновление ( 05.03.2010 г. )
 
« Пред.   След. »